Психологи: вредные игры выбирают родители

Психологи: вредные игры выбирают родители. 10170.jpeg

Полки магазинов ломятся от кукол и самоделок, конструкторов и паззлов. Но детей куда больше интересуют игры на компьютерах. Мамы жалуются: у него полная комната игрушек, а он тянется к моему iPad! И сами не понимают: стоит хоть раз отвлечь малыша планшетником — и плюшевый медведь ему не интересен. Опасную ситуацию комментируют Missus.Ru эксперты.

Первая моя фотография: я сижу в окружении игрушек, сама больше похожая на куклу с кудряшками и огромным бантом. Рядом — традиционный плюшевый медведь, без которого уснуть было невозможно, и желтый пластмассовый заяц — неразлучный друг всей дошкольной поры. На одном из летних снимков меня, пятилетнюю, почти не видно — так хотелось, чтоб заяц тоже попал в кадр!

Мои детские игрушки я помню наперечет. Может быть, оттого, что их было в десятки раз меньше, чем у моих детей. А может, оттого, что с ними хотелось говорить, у них был свой характер. Да и они, похоже, были мне рады, так как встречали улыбкой, бесхитростным взглядом ясных глаз.

"Вы совершенно точно уловили главное предназначение игрушки", — говорит корреспонденту Missus. Ru доктор психологических наук, профессор кафедры дошкольной педагогики и психологии Московского городского психолого-педагогического университета Елена Смирнова.

Елена Олеговна к играм и игрушкам относится очень серьезно. Им посвящены научные статьи и монографии. Именно она в 2008 году возглавила Центр психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек, созданный по инициативе Московской городской думы. Тогда депутаты, озабоченные валом третьесортного ширпотреба, хлынувшего на наши прилавки со всего света, обратились к городскому правительству с просьбой организовать процедуру специализированной психолого-педагогической экспертизы. Действительно, она не менее важна, чем кропотливая санитарно-гигиеническая проверка.

В этом разделе:
Новости партнеров

Департамент образования рекомендовал организациям, осуществляющим закупки игр, игрушек и игровых материалов для государственных образовательных учреждений, привлекать в качестве экспертов специалистов Московского городского центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек. В процессе экспертизы оценивается развивающий потенциал игрушек, их пригодность для разных видов детской игры, возрастная адресованность, а также этические и эстетические качества. Уже оценено более 500 игровых материалов отечественных и зарубежных производителей, представленных на российском рынке.

Специалисты центра проверяют игрушки на прочность, качество исполнения и обязательно — на отсутствие травмирующего воздействия (заметьте: это не только, когда у машинке углы острые, но и когда у куклы волосы лезут). Одним из важнейших этапов экспертизы является применение изделия "по прямому назначению": новинку отдают детям, и наблюдают, как они с этими игрушками играют.

"Некоторые серьезные производители стремятся получить нашу экспертизу, прислушиваются к рекомендациям психологов на этапе подготовки изделия, заказывают методические рекомендации по правильному использованию игрушки", — подчеркивает Елена Смирнова.

Все игры и игрушки психологи МГППУ разделили на 12 видов: образные, ролевой атрибутики, транспортные, конструкторы, составные картинки и мозаики, трансформеры, игры с правилами и пр. В отдельной витрине находятся игрушки, которые педагоги и психологи находят вредными, то есть не подходящими для игры детей.

Вот, например, длинноногая пластмассовая куколка, модно одетая, с полным набором нарядов и аксессуаров. Никогда не понимала, почему моя дочь с ними не играет. Я постоянно "прикупала" им наряды, посудку, мебель в многоуровневый домик, сетуя, что у нас такого не было. А девочке это было не интересно.

Видео

"Излишняя детализированность, все эти сумочки, юбочки, сапожки, помада на самом деле только мешают детям, не дают возможность вложить свои эмоции, создать свой образ. Они тормозят детскую игру, фантазию, сводят до минимума свободу игры. А механическое одевание-переодевание очень скоро надоедает", — комментирует Елена Олеговна. То же касается кукол с определенным, фиксированным выражением лица — кричащим, растерянным, плачущим…

Мы знаем: ребенок всегда идентифицирует себя с куклой, ее устами выражает свои чувства и мысли. Но кукла — еще и определенная модель человека, и ее облик так или иначе накладывает отпечаток на сознание. Дети, особенно маленькие, охотно подражают мимике и жестам.

Или возьмем кукол-роботов: не успеешь нажать кнопку, как они начинают двигаться и издавать звуки. То есть жить своей жизнью, в которой ребенку отведена пассивная роль. Ему остается лишь выполнять отдаленные команды и наблюдать за своей "самодостаточной" игрушкой, что делает игру в высшей степени примитивной.

"Посмотрите на эту куклу, — Елена Олеговна берет в руки один из самых модных аналогов Барби. — Лицо неприятное, надменное, я бы даже сказала, — порочное. Основная идея бренда: "Главное — хорошо выглядеть! Смотрите, как я хороша". Для девочек, конечно, важно уметь следить за собой, но не стоит это делать смыслом жизни в четыре-пять лет.

Из этой же серии — так называемый тренажер для макияжа и причесок: страшненькая пластмассовая женская головка плюс набор "косметики" и парикмахерских приспособлений. Психологи полагают, что в игровых действиях с оторванной от тела головой есть что-то нечеловеческое, противоестественное.

Их тревожит, что кукла все дальше уходит от образа человека — все больше появляется "человечков" с утрированными чертами, гуманоидов, существ-трансформеров, лишь отдаленно напоминающих людей. Да что уж говорить: мы действительно спокойно воспринимаем человека-робота, Человека-паука и тому подобных мутантов.

"Облик кукол все более расчеловечивается, и ребята примеряют на себя образы этих монстров", — подводит итог собеседница. Большинство этих чудищ перекочевало с экранов в жизнь и стало минами замедленного действия. Вспомните немыслимых покемонов или пустоглазых девочек из японского мультсериала Sailor Moon, на которых были помешаны девочки реальные. Теперь все заполнено неэстетичными образами Шрека и тому подобными модификациями человека.

Вот в витрине вроде симпатичная кукла — почти "барышня", в бальном платье, с высокой прической. Но при легком нажатии она начинает издавать немыслимые звуки: то ли хрипло квакать, то ли "уа-уа", то ли "мама" говорить. Мало того, что звуки неприятные, они еще и не соответствуют ее "взрослому" облику. Закрадываются даже нехорошие мысли о замедленном развитии…

"Еще одно чудо — ни собака, ни киска, что-то среднее, голубовато-белое. А мы ведь должны дать ребенку четкий образ конкретного животного", — говорит Елена Олеговна, взяв в руки мохнатое существо неопределенной породы, и в подтверждение своих слов демонстрирует еще один шедевр: тряпичную козу, которая при малейшем движении начинает петь: "Жил-был у бабушки серенький козлик". Голос у такой козы громкий, навязчивый, поэтому ребенок не может передать ей свои собственные слова, мысли и песенки — во всех обстоятельствах она поет свое.

Взрослым кажется: чем больше "наворотов" в игрушке, тем лучше. А на самом деле детям нужны игрушки простые, открытые, в которые можно вложить свой образ. Далеко не все родители всерьез воспринимают тот факт, что игрушки способны навязывать определенный способ действий, и спокойно покупают, например, блестящие наручники с ключами. Сами-то они воспринимают такой подарок с юмором, а вот малыш… Впрочем, агрессивность — это отдельная тема.

Психологи и педагоги обеспокоены: у детей упал интерес к игре. Они считают, что во многом виноваты как раз такие, в лучшем случае неинтересные, в худшем — опасные игрушки.

Между тем, общеизвестно, что игра — это большой умственный и душевный труд, который предполагает постановку целей и умение их добиваться, действовать.

Сотрудники центра убеждены: нужно воспитывать родителей, объяснять, что такое детская игра, как она важна для развития ребенка, становления его психики, и какими должны быть его игрушки.

Опасной для детской психики считает ситуацию и директор Института Супружеской Психотерапии, президент фонда "Детское Здоровье", член Американской психологической ассоциации Александр Кузнецов. По его мнению, компьютерные игры, требующие от ребенка минимального участия, растят поколение инфантилов.

"Игра в традиционные игрушки предполагает активность ребенка во внешней среде, то есть человек проявляет активную позицию, пытается преобразовать. Он берет пирамидку, начинает насаживать круги и во внешней среде нечто меняется. Современные дети живут информационном обществе, в котором их активность сведена до минимума: они все время смотрят телевизор. В результате у них воспитывается пассивное мышление — малышу ничего не надо представлять, как при чтении книжки, ему не нужно шевелить руками, как когда он собирает пирамидку, и вообще что-либо преобразовывать. В лучшем случае он сядет за монитор компьютера или возьмет планшетник и будет двигать пальцем или мышкой.

Это катастрофа мирового масштаба по той причине, что растет поколение психологически и интеллектуально пассивных людей, за которых уже все решили. Если речь идет о телевизоре, дети решают, что им покажут. А еще у них плохо развита моторика по той причине, что-то время, которое раньше тратилось на игры в игрушки, сейчас тратится на пассивное созерцание, максимум на наблюдение за монитором компьютера или взаимодействие с ним. При этом руки и ноги не двигаются, координация не развивается, в результате мы получаем серьезные нарушения психомоторного развития.

Главное поcледствие, вытекающее отсюда — это инфантилизм. Ведь психологическая зрелость — это активная позиция по отношению к себе и к внешнему миру: есть проблема и я ее сейчас решу. А в нашей ситуации ребенок воспитывается в обстановке, когда за него все решают", — считает он.

Согласна с ним и президент Международного союза общественных организаций "Конгресс по вопросам семьи, материнства и детства" Татьяна Рощина. По ее мнению, виноваты не "ленивые" дети, а их родители.

"Сегодня очень много электроники — это полное безобразие, и его культивируют родители. Если сегодня трехлетний ребенок сидит и вместо игрушек играет с iPad — это как? Стали очень доступны именно такие игры, которые не требуют особого терпения, не носят прикладного характера; играя в ним, не нужно что-то делать руками. Можно сидеть и просто нажимать. Обратите внимание: в ресторанах, в кафе родители, чтобы дети не домогались их внимания, дают им планшетник или игровую приставку. То есть что угодно, только не то, где надо что-то делать руками. Им не читают сказки: зачем, когда можно все смотреть? И самое удобное — родителей это не отвлекает. Потому что если ребенок начинает что-то собирать руками, то ему кто-то должен помочь, а здесь помогает сама техника — только нажимай на кнопки. Это развращает в первую очередь не детей, а родителей.

Игрушки должны способствовать развитию — чтобы пальчики работали, чтобы глаза работали, когда ребенок начинает более внимательно смотреть, фокусирует взгляд. И ум — попробуйте сложить какие-нибудь игры на внимание, это же очень сложно! И ребенок начинает привлекать кого-то из родителей для помощи. Теперь все против развития детей, именно умственного, когда ребенок должен думать. Только нажимай на кнопки и смотри! Что такое планшетник? Это потеря зрения. Кроме вреда, на сегодняшний день компьютеры ничего детям не приносят.

Сегодняшние игрушки привлекательные, красочные. Но в них дети не играют, хоть их завали — хоть девчонок, хоть мальчишек. Они играют в электронные, компьютерные игры, потому что это им интереснее. Происходит подмена. Вспомните, мы в детстве лепили из пластилина, вырезали снежинки. Сейчас этого ничего нет — дети не хотят. А родители не хотят напрягаться, чтобы учить детей", — рассказала она корреспонденту Missus. Ru.

Писатель, поэт, переводчица Лариса Рубальская тоже заметила, что современные дети предпочитают гаджеты мишкам и кубикам. "У моей племянницы есть малыш, с которым я провожу очень много времени, ему полтора года. Он тоже играет в игрушки "постольку-поскольку". Видимо, у них мозги перестроились на новый лад: он играет в пульты, в телефоны, во всякие джойстики. У них мозги перестроились, а плюшевые игрушки перестали их умилять", — сказала она корреспонденту Missus. Ru.

Правда, большой беды она в этом не видит: "Да, это способствует (развитию. — Прим. ред.). Им жить в мире этих предметов, а не плюшевых зайчиков. Другое дело, что у них будут другие характеры, но никуда не денешься".

Как бы то ни было, Елена Смирнова подчеркивает: психологи не могут отзывать из торговли неудачные образцы, но могут помочь сориентироваться в море продукции для детей и выбрать лучшее. "У нас другой путь. Игрушки, получившие высокие оценки при проведении экспертизы, удостаиваются специального знака качества "Детские психологи рекомендуют" и подтверждающего сертификата. Этот знак зарегистрирован в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Экспертиза проводится на добровольных условиях и бесплатно", — поясняет она.

В этом году при поддержке Департамента образования города Москвы состоялась вторая ежегодная церемония вручения премии "Игрушка года — Детские психологи рекомендуют", а также прошла презентация каталога лучших игр и игрушек.

Так центр помогает производителям в выпуске нужных и полезных детских игр и игрушек, а родителям дает возможность сориентироваться в многообразии этого рынка и выбрать лучшее для своего ребенка. Психологи напоминают: "Мы ничего не запрещаем. Мы помогаем выбрать лучшее". А кто из нас не стремится дать все самое лучшее нашим детям?

Читайте также:

Наши дети будут жить до ста лет

Игрушки-самоделки из того, что под рукой

Японки заказывают кукол-эмбрионы

Зеленые зайчики рушат детскую психику

Елена Львова
Код для вставки в блог


Разделы

Афиша событий Звездные истории Женский мир Родители и дети Материнство и красота Беременность и роды Семейная психология Социум
Видео