"Героин зовет меня каждый день, мама"

Моя дочь ненавидела героин и не могла жить без него. У дочери были такие ломки, что я два раза сама давала ей деньги, чтобы она купила себе дозу. Ей было так плохо, что она била ногами по стенам. Кейт похоронила свою дочь после десяти лет борьбы за ее возвращение к нормальной жизни. Сьюзи умерла, едва ей исполнилось тридцать.

Читая о переживаниях Митча и Дженис Уайнхаус, потерявших дочь, Кейт Шанкс чувствует, как ее сердце сжимается: ровно два года назад она прошла через то же самое. Кейт похоронила свою дочь Сьюзи после десяти лет борьбы за ее возвращение к нормальной жизни. Сьюзи погибла от передозировки героина, когда ей было всего 30 лет.

"Я видела отчаяние на лице Дженис Уайнхаус. И я плакала и за нее тоже, поскольку ее горе было таким же, как и мое, - говорит Кейт. - Два года назад я стояла у гроба моей любимой девочки. Никогда бы не подумала, что моя дочь, у которой была такая любящая семья, уйдет от нас из-за наркотиков.

По теме:  Школьные тесты на наркотики - нужны ли они?

Она причинила нам много боли, ее зависимость была настолько сильной, что она не думала ни о чем, кроме как о новой дозе. Все эти десять лет мое сердце болело из-за того, что она делает с собой, а теперь оно болит из-за того, что ее нет с нами.

Принято считать, что героиновыми наркоманами становятся дети из неблагополучных семей, выходцы из нищих кварталов или же, напротив, знаменитости. Но наркомания не знает классовых границ.

Все пошло не так, когда Сьюзи было 14 лет. Мы не разрешали ей ходить по ночным клубам, но она все же сумела достать наркотики через друзей. Сьюзи хотела похудеть и мешала амфетамин с кофе. За год она скинула около 15 килограммов. Затем она начала употреблять экстази. Из веселой девочки, которая с радостью бежала по утрам в школу, она превратилась в угрюмого подростка, отказывавшегося вставать с постели и прогуливавшего уроки.

В этом разделе:
Новости партнеров

Мы начали ссориться, и в итоге в 16 лет Сьюзи переехала жить к своему бой-френду. Мы знали, что он употреблял наркотики, но думали, что он завязал с ними. Оказалось, что нет.

Читайте также: Плохая компания. Как помочь подростку?

Когда он начал бить Сьюзи, мы забрали ее домой. Тогда-то мы и поняли, что она пристрастилась к героину. Начался самый ужасный кошмар, который только могут представить родители. Сьюзи стала воровать вещи из дома, чтобы купить себе дозу. Все, что представляло собой хоть какую-то ценность, из дома пропало.

Наша дочь дважды попадала в полицию - одни раз за то, что напала на полисмена, другой - за покупку метадона. Мы пошли к врачу, чтобы он выписал Сьюзи рецепт на метадон, но он отказал нам. Поскольку Сьюзи уже не могла обходиться без метадона, ей приходилось покупать его нелегально. "Героин зовет меня каждый день, мама", - говорила она.

Под героином Сюзи была сонной и вялой. Только приняв метадон, она становилась похожей на саму себя. Те, кто подсел на героин, уже не смогут сделать правильный выбор - они теряют это право. Это борьба за выживание.

В 21 год у Сьюзи наладилась личная жизнь. Она познакомилась с хорошим парнем, который не принимал наркотики. Однако сразу же после того, как они расстались, Сьюзи опять начала колоться. Она говорила нам, что уже завязывает, но мы снова и снова видели этот остекленевший взгляд.

Моя дочь ненавидела героин - и не могла жить без него. Те, кто уже попробовал, что это такое, никогда этого не забудут. Можно с легкостью назвать всех героиновых наркоманов обычными торчками.

Но лишь в том случае, когда дело коснется близкого вам человека, вы поймете, через что им приходится проходить. У дочери были такие ломки, когда она пыталась слезть, что я два раза сама давала ей деньги, чтобы она купила себе дозу. Ей было так плохо, что она била ногами по стенам - эта боль все равно была не такой сильной, как та, что грызла ее изнутри.

Видео

Мы пытались положить ее в клинику и заплатили три тысячи фунтов за курс лечения, однако Сьюзи сбежала после первой же проведенной там ночи. Поэтому мы купили ей квартиру в Инвернессе, где система реабилитации была налажена лучше.

Чтобы помочь дочери побороть зависимость, мы планировали купить ей антигероиновый имплантат стоимостью в три тысячи фунтов, но она скончалась. В последний день ее жизни мы страшно поругались, сидя в ее машине. Меня взбесило то, что она много пьет - я боялась, что она снова начнет колоться. Обычно на прощанье мы целуемся, но это был не тот случай.

Моими последними словами было "С меня хватит!" - я выскочила из машины, хлопнув дверью.

Несмотря на все наши ссоры, какими бы ожесточенными они ни были, мы всегда находили в себе силы пообщаться на следующий день, однако Сьюзи не позвонила и не написала мне. Мой муж отправился к ней и обнаружил ее тело. Я не верила в ее смерть до тех пор, пока не увидела дочь в морге. Мы больше никогда не сможем обняться и пройтись вместе по магазинам. Я уже никогда не увижу своего ребенка.

Единственное, что помогает мне справиться с горем - это осознание того, что у моей дочери больше нет никаких проблем. Я советую и Дженис думать о том же. Наркотики больше не доберутся до Сьюзи. Ничто не сможет ей навредить. Она пребывает в мире. А тем, кто остался здесь, теперь приходится жить с огромной болью".

А также: Мадонна борется с курением дочери

Наталья Синица
Код для вставки в блог


Разделы

Афиша событий Звездные истории Женский мир Родители и дети Материнство и красота Беременность и роды Семейная психология Социум
Видео