Ужасы родов не для мужчин

Ужасы родов не для мужчин. 10073.jpeg

Присутствовать мужу на родах или нет — личное дело каждой семьи: и у сторонников, и у противников имеются свои веские доводы в пользу их точки зрения. Британец Мартин Добни испытал всю прелесть "совместных" родов на себе и теперь не без содрогания вспоминает о том, как это отразилось на его жизни.

"Никто из нас не проронил ни слова, но я чувствовал, что мы думали об одном и том же. Мы лежали бок о бок в темноте, а пропасть между нами становилась все шире. Мне хотелось притянуть к себе жену, но что-то останавливало меня. Я будто остолбенел, желудок сжимался в спазмах, а сердце бешено колотилось.

В чем проблема? Мы не занимались сексом больше года. И чем дальше, тем выше становился этот барьер. Что еще хуже, мы слишком переживали, чтобы обсуждать это. Ночь за ночью мы лежали в тишине, и наши тела даже не соприкасались.

Целых десять лет наша сексуальная жизнь была прекрасной. Все закончилось, когда Диана родила Сонни. Вы наверняка подумаете, что потеря либидо после рождения ребенка — обычная штука, ведь понятно, что женщины сосредотачивают все свое внимание на новорожденных и слишком устают, чтобы думать о чем-то еще. Но отсутствие интереса к сексу чувствовал как раз я, а не Диана. Причина? Я видел, как Сонни появился на свет.

Тогда я чувствовал себя сбитым с толку — будто бы, став отцом, я перестал быть мужчиной. Но теперь я понимаю, что был не одинок. Недавний опрос, проведенный сайтом для родителей Netmums, показал, что три четверти пар стали реже заниматься любовью с появлением у них детей. Почти половина матерей признались, что уже не чувствуют себя привлекательными в глазах своих партнеров, а треть мужчин заявили, что смотрят на своих жен только как на мам, а не на любовниц.

В этом разделе:
Новости партнеров

Отчасти, я думаю, это связано с тем, что от отцов теперь ожидают другого. Отцовство подразумевает обязательное присутствие мужчины на родах. Отказ расценивается как нарушение родительского долга, предательство и женоненавистничество. Я сам настаивал на том, чтобы наблюдать за процессом родов. Но такой подход имеет свои последствия, которые родители игнорируют на свой страх и риск. Картина женских страданий оказывает разрушительное воздействие на отношение мужчины к сексу. Мы с Дианой потеряли счет количеству пар, отдалившихся друг от друга после появления на свет их ребенка.

Клинический психолог Рэйчел Эндрю, консультирующая пары по семейным и сексуальным вопросам, говорит, что психологические травмы, которые получают мужчины, присутствующие при родах, — гораздо более частое явление, чем принято думать. "Даже относительно нормальные роды мужчин шокируют, а те, кто посещает курсы подготовки к родам, не представляют себе, что их ждет. Мужчина испытывает чувство беспомощности и вины за то, что его женщина страдает. Он хочет сделать хоть что-то, чтобы помочь ей, но не может, — объясняет Эндрю. — Это оказывает серьезное воздействие на либидо. Большинство супружеских проблем упирается в физиологический барьер, который возникает после рождения ребенка".

По иронии судьбы, детей больше хотел я, чем Диана. Когда мне исполнилось 38 лет, я даже поставил ей ультиматум: я хотел стать отцом до того, как мне стукнет сорок. Когда три месяца спустя она объявила мне о своей беременности, я с головой окунулся в подготовку к роли отца. Я прочитал все книги по воспитанию детей и ходил с женой на каждое УЗИ. И был совершенно уверен в том, что мне необходимо присутствовать при родах.

23 мая 2009 года, когда Диана уже перенашивала ребенка две недели, мы собрали сумки и поехали в больницу Колледжа Лондонского университета. На курсах нам рассказывали, что эпидуральную анестезию выбирают слабаки, поэтому Диана выбрала трехдневные муки естественных родов. За это время она пережила бессчетное количество осмотров, а ее руки из-за капельниц увеличились в толщину вдвое. Я не мог смотреть на ее страдания.

Видео

На четвертый день Диана ослабла настолько, что едва могла открыть глаза. Я отлучился в магазин, и, вернувшись, увидел, что жену увозят реаниматологи. Это был самый ужасный момент в моей жизни: я думал, что Диана может умереть, а с ней — и наш неродившийся ребенок.

Через час акушер сказал, что роды идут тяжело и единственным вариантом остается кесарево сечение. Спустя четыре часа Диану повезли в операционную, и я снял всю процедуру на камеру от начала и до конца. Оглядываясь назад, я могу сказать, что это был слишком смелый шаг. Не буду вдаваться в кровавые подробности, достаточно сказать, что руки хирурга, по локоть погрузившиеся в живот жены, я не забуду никогда.

Сонни родился вялым и не дышал. Реаниматологам потребовалось три минуты, чтобы вдохнуть в него жизнь. Его сразу же забрали с подозрением на перелом ребер и тяжелую инфекцию.

Когда Диана и Сонни приехали домой, жизнь сразу усложнилась. То, что первые несколько месяцев ты проводишь практически без сна, всем хорошо известно. Но вот о чем редко говорят — это о том, как присутствие при родах вбивает клин между мужчиной и его женой. Интимная близость явно оказывается не в числе приоритетов, когда в твоей жизни появляется ребенок. Потребности мужчины, как физические, так и эмоциональные, отходят на второй пан. Но в этот момент и появляются первые трещины в отношениях.

Основной барьер возникает сразу же: это ребенок, который спит в вашей постели. Первые несколько месяцев жизни Сонни я панически боялся задавить его, поэтому отгораживал себя от него горой подушек. Эффект был практически таким же, как и от колючей проволоки, натянутой посреди кровати. Даже после того, как Сонни перебрался в свою кроватку, он еще полгода спал в нашей комнате — а это означает, что мы просыпались от каждого его хныканья.

Дальнейшие препятствия были еще более сложными: это воспоминания о родах и мое отношение к Диане. Нельзя отрицать то, что рождение ребенка сильно меняет тело женщины. Никто не любит рассказывать о шрамах от кесарева, отвисших животах и огромных сосках, но это реальность. Многие мои друзья признались, что скучают по подтянутому телу жены, от которого после родов остались одни воспоминания, и что теперь супруги относятся к ним по-другому. Один мой приятель, к примеру, помогал жене сцеживаться, причем без особого восторга. Второго отталкивали шрамы. Третий негодовал, что его отодвинули на второй план.

Но от секса меня отвращали не физические изменения в Диане. Помимо моих навязчивых воспоминаний о родах, сказывались и боли в ее спине, которые усилились после кесарева и заставляли ее то и дело морщиться. Кроме того, унизительные осмотры в больнице нанесли ей психологическую травму. И я чувствовал себя виноватым — это я сделал ее беременной, поэтому и виноват был я. Вот почему я боялся заниматься с ней любовью — я не хотел, чтобы она снова проходила через все это.

Поначалу я не обращал внимания на потерю либидо — мы были слишком заняты сыном. Но когда Диана начала давать мне понять, что хочет секса, я понял, что меня это напрягает. Я приходил в ужас от одной мысли о том, чтобы прикоснуться к ней. И я был слишком горд, чтобы признаться ей в этом.

Опять же, доктор Эндрю говорит, что такая реакция не редкость: "В крайних случаях мужчины демонстрируют те же симптомы, что и при посттравматическом стрессовом расстройстве. У них появляется страх перед беременностью жены, и они впадают в сексуальную спячку. И ситуация со временем только ухудшается, потому что если женщинам оказывается психологическая помощь после родов, то для мужчин ничего такого нет. Они страдают молча".

С момента рождения Сонни прошло больше года, прежде чем я решился поговорить с Дианой, и только спустя несколько недель мы снова начали заниматься любовью. Поначалу мы были напряженными, как девственники, но постепенно все пришло в норму.

Многим нашим друзьям повезло меньше, и после рождения ребенка они разошлись. Стивен, 41-летний биржевой маклер, говорит, что вид жены, кормящей младенца грудью, отвратил его от секса: "Я чувствовал, что тело моей жены перестало мне принадлежать и уже никогда не будет". Я бы никогда не оставил Диану. Но я бы хотел, чтобы мне хватило мужества поговорить с ней раньше, чем я это сделал.

Сейчас Сонни три года, и наши отношения вернулись в нужное русло. Мы даже собираемся завести второго ребенка. Диана хочет снова рожать сама, и я буду держать ее за руку. Если же ей будут делать кесарево сечение, я подожду снаружи.

Я не выставляю всех мужчин мучениками и не говорю, что их следует оградить от ужасов родов. Я просто думаю, что мы должны быть реалистами и осознавать то, как присутствие при родах может сказаться на отношениях".

Источник

Читайте также:

Вертикальные роды: плюсы и минусы

Эксперт: роды с мужем укрепляют любовь

Муж на родах: нужно ли настаивать?

Наталья Синица
Код для вставки в блог


Разделы

Афиша событий Звездные истории Женский мир Родители и дети Материнство и красота Беременность и роды Семейная психология Социум
Видео